Argos
04.04.2010 в 22:38
Пишет Samuray-08:

Экспансия Ямато на территорию Канто
www.emishi-ezo.net/emishi_kofun.html
Hakomori Kenjiro. The Expansion of Yamato into the Kanto

------------------------------
Экспансия Ямато на территорию Канто
Хакомори Кендзиро


Государство Ямато было наследником полуисторической страны Яматай с царицей Химико, централизованного государства, о котором сообщали китайские историки времен династии Хань. Ямато было создано, возможно, с развитием культуры Яёи, как считается, при распространении заливного рисосеяния, что, в свою очередь, вызвало рост населения и централизацию власти. Экспансия была составной частью продолжающего формироваться японского государства Ямато, которое агрессивно втягивало внешние регионы в свою орбиту, в том числе остатки дзёмонских народов, таких, как кумасо на Кюсю и эмиси в Тохоку, а также соперничавшие с ним княжества культуры яёи в Кинаи и Канто. Царство Ямато и его история привязано к началам японоязычного государства, которое также идентифицируется с культурой яёи. В последнее время сложилась археологическая практика все больше и больше определять группы населения по признаку их привязанности к тому, что изначально определялось керамической культурой, будь то дзёмон или яёи. Причина здесь в том, что человеческие остатки, связанные с этими керамическими культурами, выявляют сильно различающиеся типы населения.

Под влиянием этого государства складывалась сущность японской нации, однако оно в любом смысле не было Японией, какова она сегодня, ибо его территория была меньше. Зарождаясь на центральных территориях //южного Хонсю//, оно включало в свой состав Внутреннее море, западную Японию и Северное Кюсю, прежде чем распространиться на восток, в направлении Канто и Тохоку. Японский остров Хонсю не был охвачен реальным политическим единством, а представлял собой смесь отдельных княжеств, на западе и в центральном регионе состоявших под влиянием царства Ямато и линии его царей.

На протяжении периода Кофун (III-VI века н. э.) подвластные Ямато территории (помечены на карте черным цветом) распространялись на северо-восток и юго-запад. Равнина Канто (изображена косой штриховкой) попала под гегемонию Ямато в конце этого периода, когда княжества Кофун в этом регионе стали вассально зависимыми от Ямато. Регион Тохоку находился вне юрисдикции Ямато, и народ эмиси на протяжении столетий боролся против него…



Так называемые «55 стран волосатых людей на востоке» были древним народом, образ жизни и культура которого отличались и часто вступали в конфликт с Ямато; располагался он в местностях, ныне называемых Канто и Тохоку. Однако в IV веке н. э. тип культуры, который определяется как Кофун, – название дано по большим могильным курганам – распространился из центра Ямато в центральной Японии на территории Канто и Тохоку. Ямато не обрело прямой политической власти над этими землями, но широко распространенное усвоение культуры Кофун даже в пограничных регионах означало успешное рассеивание близкой к нему культуры. Именно в таком контексте, с нарастанием ясности благодаря новым археологическим исследованиям, мы надеемся понять, кто такие эмиси.

Природа «государств»-княжеств Канто недостаточно ясна, но свидетельства все больше указывают на существование людей, обладавших признаками культур как яёи, так и дзёмон. Примерно в V веке н. э. такие княжества, как Кену и Мусаси, были по сравнению с Ямато и другими «государствами» Кинаи более организованными и сильными в военном отношении. Они никогда не были завоеваны военными силами Ямато, но постепенно втягивались в его орбиту через довлеющие над ними союзы, вплоть до момента, когда двор Ямато оказался способным заставить людей этих княжеств бороться силами их войск, начиная с VII века, против эмиси Тохоку. Что же произошло с дзёмонским народом в Канто? Согласно современным исследованиям.., дзёмонцы вполне могли составлять большинство населения Канто, когда там впервые появились люди культуры яёи.

Княжества Канто были весьма развитыми и достаточно населенными, так что любое прямое вторжение сюда Ямато или его союзников было бы неудачным решением. Вместо этого создавались союзы между Ямато и ведущими княжествами Канто, такими, как Кену, чтобы совместно обеспечить достаточно силы для любых сторон, пытавшихся сопротивляться. Они часто свергали вождей тех или иных кланов во время внутренних войн, таких, как война между Верхним и Нижним Kenu. Настраивая одно княжество против другого и даже одно семейство против другого внутри княжества, Ямато часто добивалось доминирования в регионе. Формировалась политика, которая позже стала играть решающую роль в завоевании эмиси и которая была вполне известна – «используя варваров, покорять варваров». Это ключевой момент для понимания того, что государство Ямато, расположенное в Кинаи, смотрело на княжества Канто как на пограничные страны, не слишком удаленные от «варваров» Тохоку.

В этом конкретном повествовании мы рассматриваем конец столетий экспансии, которая достигла региона Тохоку, – современных префектур Fukushima, Miyagi, Yamagata, Akita, Iwate и Aomori. Экспансия на восток от Канто была решающим процессом, продолжавшимся с IV по VI века и обеспечившим людские силы, использованные в захватнической войне против эмиси.

Zenpo-koen-fun

Zenpo-koen-fun (букв. «спереди квадратный, сзади круглый курган» /курган типа «замочной скважины»/). На kofun /погребальный курган/ ставились haniwa – глиняные фигуры, предметы цилиндрической формы; эта практика была общей на равнинах Кинаи и Канто. Этого типа курганы выросли в крупнейшие; каждый состоял из круглого холма и квадратной передней части и выглядел в плане как «замочная скважина». Для более позднего времени персоны, погребенные в этих курганах, интерпретировались как политически связанные с государством Ямато лидеры вассальных стран. Такие курганы были найдены в префектурах Miyagi и Fukushima, а также еще севернее, в префектуре Iwate, в Тохоку, и весьма широко представлены на равнине Канто. Ныне уже неясно, можно или нельзя идентифицировать эти курганы как имеющие субординационные связи с Ямато. Они могли быть сооружены независимыми вождями, которые копировали форму как способ продемонстрировать свою мощь другим региональным вождям, и даже если они имели связи с Ямато, то могли быть лишь временными союзниками,

Княжества Кофун в Тохоку

Земледельческие методы культуры яёи были привнесены в некоторые районы Тохоку, такие, как современные префектуры Aomori и Miyagi, задолго до исторического вторжения сюда государства Ямато во II веке н. э. Хотя дзёмонцы не освоили рисоводство так твердо, как население яёи, но они включили рис в свой образ жизни, а также выращивали нерисовые культуры, такие, как ячмень и просо. Кроме того, в тех местностях Тохоку, которые отвергли в V веке предшествующее прямое управление Ямато, было сооружено несколько крупных погребальных курганов, хотя не так много, как найдено в регионе Канто, и конечно, меньшей величины, нежели в самом центре Ямато. Очень крупный курган даже по стандартам Канто… Raijin yama, был в это время сооружен в нынешней префектуре Miyagi (возле Sendai).

Неизбежный вывод таков, что культура кофун оказала влияние на людей Тохоку до того, как Ямато установило какую-либо власть в этом регионе. Чтобы осуществить эти крупные сооружения, должен был иметь место значительный уровень организации и централизации, так что социальный строй должен был уйти вперед по сравнению с тем, которым обладает общество охотников и собирателей. Должно было возникнуть классово стратифицированное общество, чтобы управлять теми трудовыми средствами, какие требовались для сооружения крупных курганов кофун. Похоже, что было освоено рисосеяние, необходимое для поддержания плотности населения и присущей для культуры кофун иерархии.

Если бы это было простое развитие, когда одна культура, с более плотным населением и более прогрессивная, вытесняет другую, основанную на низком уровне земледелия и на охоте, – тогда не было бы так много вопросов относительно сущности эмиси Тохоку. Но то, что общество кофун проделало путь в регион Тохоку, делает простое объяснение более проблематичным. Вот где становятся бесценными археологические свидетельства.

Произошли ли это население из первоначальных дзёмонцев или из народа культуры яёи, который предварительно продвинулся в эту зону? Похоже, что ни первое, ни второе – не ответ. Люди, которые возвели курган, – уникальная группа. Как мы видели и на равнине Канто, народ кофун региона Тохоку был той же самой группой, обнаруживающей черты «полупути» между двумя популяциями. Ясно, что она сформировалась в связи с каким-то сильным вождем или семейством, которое владело местностью, имея здесь власть, независимую от Ямато. Удерживали ли эти вожди власть и была ли у них для этого какая-то связь с Ямато или нет? Что же случилось с княжествами, которые возводили курганы кофун, что однажды случилось в Тохоку?

Были ли княжества культуры кофун именно «государствами» эмиси? Или был распад и упадок сил в княжествах кофун перед появлением сильных внешних эмиси из горных внутренних эмиси, которые были по своей сути более дзёмонцами? Упорное сопротивление, с которым столкнулось Ямато, убеждает, что воинские силы эмиси были хорошо экипированы и технологически близки к воинским силам Ямато. Возможно, эмиси местности Isawa, которыми руководил Aterui, видели себя преемниками местного княжества кофун? Эти вопросы пока остаются без ответа.

В самых северных регионах, где первоначально развивалось рисосеяние, в таких, как нынешняя преф. Аомори, к VII в. н. э. рис уже не выращивался. Более холодный климат делал здесь интенсивное рисосеяние слишком сложным. Поэтому возможны свидетельства о том, что по крайней мере в самой северной части Тохоку произошел возврат к охотничье-собирательскому образу жизни. Повсюду во внутренних горных районах Тохоку дзёмонский народ, предшественник культуры сацумон, еще сохранял примитивное земледелие и охотничье-собирательский образ жизни. Если рассматривать процесс в перспективе, надо сказать, что общество кофун возникло в определенных местностях Тохоку, но существовало бок о бок с теми, кто еще занимался охотой и собирательством.

Миграция эмиси

Некоторые ответы на поставленные выше вопросы начинают формироваться через новые археологические исследования. Kimio Kumagai (2004), обобщая последние изыскания, полагает, что эмиси – не единственные, кто создал культуру кофун в Тохоку. Они временами жили бок о бок или с японцами пра-ямато, или с протояпонским народом, представленным gozoku или большими семействами, которые проникли в Тохоку еще в V в. н. э. и создали здесь курганы, подобные Raijin-yama kofun. Они воздвигли курган кофун на такой северной широте, как центральное Иватэ (Tsuno-zuka kofun), но его изучение показало, что такие большие курганы были скорее исключением, чем правилом. Поэтому говорить о том, что общество кофун оказало такое же влияние на Тохоку, как на Канто, было бы заблуждением. При этих заметных исключениях, убеждает он, культура кофун не оказала ощутимого воздействия на регионы, лежащие севернее центрального Тохоку. Скорее, имела место встречная миграция с севера наследников дзёмонской традиции, ныне известной как культура эпидзёмона, - миграция вела эмиси южнее в течение III – V вв. н. э.

Эта эмиграция эпидзёмонской керамической культуры (известной еще как поздний Дземон) распространялась или с юга Хоккайдо, или с севера Аомори, и оказывала влияние на культуры юга вплоть до юга Мияги. Есть свидетельства появления специфической керамической культуры, которая сначала появляется на севере, а потом начинает распространяться на юг.

Если это истинно доказуемо, то изменяет всю картину периода Кофун в данном регионе. Тогда можно было бы понять, что в древнем Тохоку сошлись два потока людей. Это кофун-княжества японцев пре-ямато, двигавшиеся с юга на север, и встречное движение народа дзёмонского наследства с севера на юг. Из всех объяснений это могло бы показаться как имеющее наибольший смысл. Оно имеет такой смысл, потому что объяснило бы, почему регион был завоеван государством Ямато, но при этом считался иноземной территорией, в отличие от Канто. Это также означало бы, что кофун-княжества, которые возникли в Тохоку до завоевания региона, были изолированными государствами японоговорящего населения. Это также объясняло бы внезапное появление и исчезновение рисосеяния в северном Тохоку в раннее время. Такое исчезновение произошло ввиду миграции дзёмонского народа с севера.

Это прямо отвечает на вопрос, были ли кофун-княжества Тохоку «государствами» эмиси – ответ, кажется, был бы отрицательным. Образ жизни эмиси контрастирует весьма сильно с культурой людей, живших в кофун-княжествах. Эмиси были более эгалитарны и полагались на охоту и рыболовство. Удивительно здесь то, что они, кажется, были сравнительно поздними пришельцами в Тохоку. Это также подтверждает, что был упадок сил в кофун-княжествах, так что эмиси оказались способными захватить районы, в которых прежде управляли протояпонцы. Я использую этот термин умышленно, чтобы отличать их от японцев, потому что неверно считать их теми же самыми. Протояпонцы были отдельной популяцией, хотя говорили на некоторой разновидности японского или связанного с ним диалекта.

Хоккайдо

Тохоку был просто одной из поздних фаз политической экспансии японского государства, а последней было поглощение Хоккайдо в XIX в. Огромная разница между двумя этими фазами в том, что Тохоку был колонизирован постепенно, в течение столетий, тогда как на Хоккайдо политика изоляции Мацумаэского клана удерживала айнское население сравнительно изолированным от японцев вплоть до XIX в., когда с Реставрацией Мэйдзи и ликвидацией Мацумаэского княжества на остров устремились поселенцы. Контраст между японским и айнским населением был результатом эпохи изоляции, тогда как в Тохоку японские (и другие) колонисты столетиями селились и жили, и через пару столетий после завоевания оказалось очень мало культурных, а во многих случаях и физических различий между ними. Тем не менее даже сегодня у японцев Тохоку больше дзёмонских черт, чем в любо другом районе Японии, за исключением Хоккайдо и южного Кюсю, и можно определить по более густым бородам, курчавым или волнистым волосам и более стройной комплекции некоторых японцев, которые происходят из этого региона.

--------------------------------------------------------------------------------

References:

Blakiston. Journey in Yezo – The Royal Geographical Society, 1872.
Kumagai, Kimio. Emishi no Chi to kodai kokka. Tokyo: Yamakawa, 2004.
Nagaoka, Osamu. Kodai Togoku Monogatari. Tokyo: Kadokawa Shoten, 1986.
Pearson, Richard J. ed.. Ancient Japan. New York: George Braziller, Inc.,1992.

Kenjiro 2004.4.6 (update: 2007.12.1)

URL записи

@темы: Япония, история